Успение Пресвятой Богородицы

Внутренняя сторона события

(в святоотеческом освещении)

Каждый человек вступает в этот мир с известными задатками, которые, можно сказать, наперед предопределяют и его жизнь, и его смерть. Смерть человека – результат этих его природных черт. Если над гробом Богоматери спросить, какая же главная черта была у этой высочайшей личности, то пришлось бы ответить, по мнению св. Димитрия Ростовского, что это было девство. «От юности Своей Она взошла к Богу Духу Святому девственною чистотою, соделавшись живою Церковью и одушевленным храмом Его». По словам св. Амвросия, «Она была девою не только телом, но и духом Своим». «Дева была телом, соблюдши цвет чистоты Своей нетленным; дева была и духом, никогда не помыслив о браке». Священникам, хотевшим выдать Ее замуж по достижении совершеннолетия, «Она отвечала: „Я отдана родителями от пелен одному Богу, а потому и обещала соблюсти Свое девство вовеки; для Меня невозможно быть сопряженной со смертным человеком, и ничто не может принудить Меня к браку, Деву бессмертного Бога”». Другой чертой Богоматери было смирение: даже «ученики Христовы имели нужду в обращении к смиренному отрочеству (Мф. 18:3), потому что они стали возноситься в уме своем: одни просят сесть одесную и ошую Христа в царстве Его, а другие помышляют, кто из них больший, – ищут начальства. Она была постоянно смиренная от младенчества Своего». Третьей чертой Пресвятой Девы, по мнению св. Димитрия Ростовского, была любовь к Богу. «Как Пречистая Дева возлюбила Бога, этого не может никакой язык поведать, никакой ум постигнуть. Любовь есть тайна – одна из неведомых сердечных тайн, известная самому только Богу, испытующему сердца и утробы… По-человечески могли бы сказать, что Пречистая Дева так возлюбила Бога, как и из нас любит кто-нибудь родителей своих, или единоплотного в супружестве друга своего, или единственного сына своего; но у людей сердечная любовь разделяется на части: особо кто любит родителя, особо – друга, особо – сына. А в Пречистой Деве любовь не могла разделяться на части. Тот, Кого Она любила, был Ей и Отцом, и единочадным Сыном, и нетленным Женихом. Вся Ее всецелая любовь была в едином Боге, почему Она и наречена как невестою Духа Святого и матерью Бога Сына, так и дочерью Бога Отца». «По преступлении Адама Слово Божие нескоро пришло на землю для воплощения и спасения падшего рода человеческого, – даже до половины шестой тысячи лет», потому что «на земле не находилось ни одной такой девы, которая была бы чиста не только телом, но и духом» (св. Димитрий Ростовский). «Царь всяческих возжелал таинственной красоты Приснодевы, как предрек Давид, и в Нее вселилась воплотившаяся Сила Всевышнего. Сила Вышняго осенила всепречистое и девственное чрево. А поскольку осеняющее обыкновенно рождает свой образ и сообщает осеняемому свой собственный вид, то образовавшееся из обоих – было воплотившееся Слово Божие» (св. Григорий Палама). «Без болезней Она родила; безболезненно и отшествие Ее. «Смерть грешников люта» (Пс. 33:22), но что скажем о Той, Которой умерщвлено жало смерти – грех?» (преп. Иоанн Дамаскин). «Вспомним Илию и Еноха, которые, находясь вне плоти и мира, были восхищены один на колеснице, а другой на воздухе, члены их не разделились и не уничтожились. Но доныне длится предел жизни их, положенный Провидением» (св. Андрей Критский). Но «знал ли кто-либо когда такое переселение, какого удостоилась Матерь Господа?» (преп. Феодор Студит).

Если вообще жизнь земная человека есть приготовление к вечной жизни, если начатки этой последней в нем раскрываются до смерти, то все это особенно приложимо к Богоматери. Всеми обстоятельствами и всей обстановкой Своей жизни Она более других готовилась к вечности. Но особый нравственный подъем в Ней должен был произойти по воскресении и вознесении на Небо Ее Божественного Сына. «По восшествии на небо Воплотившегося из Нее, Она, по доставленному Ей от Него, превосходящему ум и слова, величию, как бы соревновала Ему многообразными подвигами и молитвами, а также попечениями о мире, ободрениями проповедников во всех концах земли; и вообще для всех Она была единственной опорой и утешением, всячески содействуя благовестию Евангельскому» (св. Григорий Палама).

«Святейшая Матерь Божия предвидела, как и следовало, время Своего преложения. Ибо кто не припишет этого Матери Божией и Начальнице пророков в большей мере, чем какому-либо пророку?» (преп. Феодор Студит).

В предчувствии смерти Она не могла не желать в последний раз увидеть столь близких Ей по воспоминаниям о Сыне и по задачам всей жизни апостолов. «Пусть предстанут, – должна была молиться Она Сыну, – для утешения Моего рассеянные по концам земли проповедники и служители Евангелия Твоего» (преп. Феодор Студит). На эту молитву Божественный Сын мог ответить: «(Действительно), не прилично ли Тебе быть погребенной другими, а не апостолами Моими, в которых живет и Дух Святой, которые заменят и Мое лице при честном погребении Твоем, Всенепорочная» (св. Герман).

Когда желание Преставляющейся исполнилось, когда увидела Она около одра Своего апостолов, Она воскликнула: «Да будет для Меня славою и величием во всех языках земных, что Он собрал ко Мне основания Церкви, князей вселенной, славных служителей Моего погребения. О, дар Сыновней любви! Небо, содержащее в себе светила мира, отверзается, принося Мне таинников и священнослужителей» (преп. Феодор Студит). «Погребаемая вами, учениками Его, Я буду погребаема руками Самого Сына Моего» (св. Герман). «Итак, прибыли самовидцы и служители Слова, дабы по долгу послужить и Его Матери и получить от Нее, как пречестное и дорогое наследие, благословение. Предстал и богоизбранный чин иерусалимлян: надлежало, чтобы участие в погребении приняли отрасли древних патриархов, предвозвестивших плотское рождение Слова Божия» (преп. Иоанн Дамаскин).

Чувства Богоматери в самый момент смерти св. отцы представляют под видом приблизительно такой беседы Ее с Сыном: «Простри Божественные руки и прими душу матери, Ты, Который на кресте предал дух в руки Отца. Прими Мою любящую Тебя душу, которую Ты сохранил невинной. Тебе, а не земле Я предаю Свое тело: сохрани целым сие тело, в котором Ты благоволил обитать и которое Ты по рождении сохранил девственным» (преп. Иоанн Дамаскин).

«Вверь Мне тело Твое, ибо и Я предал Свое Божество Твоему чреву». «Смело положи в веси Гефсиманской тело Твое, где Я, пред страданием по-человечески, преклонил колена Моего тела в молитве. Как Я тогда, после преклонения колен пошел к животворящей и вольной крестной смерти Моей, так и Ты, после положения останков Твоих, тотчас будешь перенесена к жизни» (св. Герман).

«Если душа, имеющая благодать Божию, оставляя земное, возносится к небу, как это стало ясно их многих примеров, и мы верим сему; то как могло быть не вознесено от земли на небо тело, не только принявшее в себя Сего Единородного и Предвечного Сына Божия, неиссякаемый источник благодати, но и родившее и явившее Его?» (св. Григорий Палама). Ведь, «из тела Ее образовалось нерукосекомое Владычнее спасительное тело» (св. Андрей Критский).

Следуя на небо за Преставившейся, мы слышим там прежде всего обращенные к Ней слова Сына: «Ты даровала Мне от Себя (плоть), участвуй же со Мною во всем Моем» (преп. Иоанн Дамаскин). «В небесный чертог вошла Та, Которая соделалась преславным чертогом в ипостасном соединении естеств Христа, истинного небесного Жениха, Которому уступают в сверхъестественной красоте все святые силы небесные», Который «возмужав, сочетался с Православною Церковию, как говорит великий (касательно Божественого) Павел: „тайна сия велика есть; аз же глаголю во Христа и во церковь”» (св. Модест Иерусалимский). «Ты наследовала наименование Богородицы не потому, что оно было услышано ушами нашими из повествования Писания, и не потому, что отцы наши возвестили нам его; но потому, что дело, совершенное Тобою для нас, истинно и неложно, и доказывает, что Ты – Богородица» (св. Герман). «Вместившая Наполняющего все и Сущего превыше всего и Сама достигла всего и стала превыше всего Своими добродетелями и высотой достоинства. И потому то, что всем от века лучшим отдельным лицам помогало становиться лучшими и что имеют только облагодательствованные Богом (каждый в отдельности) ангелы и люди, – все это совмещает Она в Себе, и одна лишь преизбыточествует всем несказанно. Рая божественного сладостнейшая и всего мира видимого и невидимого прекраснейшая, Она по справедливости стала не только вблизи, но и одесную Бога (Пс. 44:10Песн. 6:3, ср. Ис. 6:2); ибо где воссел Христос на небесах, там ныне стала и Она… Она – хранилище и обладательница богатства Божества». Из Пс. 44видно, что «вся тварь прославляет сию Матерь Деву, и не в течение определенного времени, но в век и во век века» (св. Григорий Палама).

Такова слава Пресвятой Богородицы на небе по преставлении. Столь же велико и блаженство Ее там. «Она достигла истиной Радости всех, Которую несказанно родила в нашем естестве, – Радости по естеству сущей Богом от Бога, рожденным прежде веков, в последние же дни явившимся через Нее на земле и наполнившим радостью небесное и земное и прекратившем печаль Евы» (св. Модест). «Увидит славу Отца божественная душа Твоя; Увидит славу Единородного Сына Его непорочное тело Твое; узрит величие Святейшего Духа нескверный дух Твой» (св. Герман). «Солнце славы не только изливает на Нее свет блаженства, но даже входит в Нее, и таким образом заключает весь, весь этот многотекущий источник света, так что блаженный лик Пресвятой Девы бросает от себя лучи, как второе солнце славы, усугубляет свет невечернего дня. Поймите разницу между тем блаженством, которым наслаждаются все духи прочих праведников, и тем, которым радуется Богоматерь Мария: те отчасти воспринимают свет божественной славы, а Она вся солнце славы. Те получили здесь благодать отчасти и по мере благодати наслаждаются там славою; Она там обиталище всей славы, как здесь была обиталищем всей благодати. Она была здесь, как назвал Ее архангел, благодатная, т.е. имела всю полноту божественной благодати. Это же говорит и Богослов: „Каждому из избранных дана благодать отчасти, Деве – вся полнота благодати”» (Илия Минятий, еп. Кефалонитский).

Дав столько Самой Богоматери, ее преставление на небо не менее дало всему миру, всем нам. Для Нее с успением открылась возможность мощного ходатайства за мир. «Как живя в сем мире, – говорит, обращаясь к Богоматери, св. Герман, – Ты не была чужда небесных обителей, так и по отшествии Ты не удалилась от общения с людьми, поскольку явилась небом Всевышнего Бога через вместительную для ношения Его Свою утробу и соделалась для Него духовною землею через вместительное служение плоти Его, так что отсюда нам легко заключить, что как обитая на земле, Ты постоянно была с Богом, так и преставившись от человеческого жития, не оставила сущих в мире». В уста Спасителя св. Герман вкладывает такое обращение к Богоматери: «Как Я, не будучи от мира, милостивыми очами вижу сущих в мире и управляю ими, так и Твое предстательство не отнимется от мира до его скончания».

Апостолы, по св. Герману, должны были говорить преставившейся Богоматери: «Поскольку во дни странствования в этом мире мы не утешались, взирая на Тебя, Богородица, как на самого Христа, то недоумеваем о Твоем преставлении. Но так как и божественным повелением и плотским влечением матери Ты призвана отойти к Богу, то мы радуемся и тому, что прилично исполняется над Тобою, и тому, что последует: ибо мы получаем в Тебе в залог вечной жизни и обретаем в Тебе ходатаицу к Богу. И не подобала бы Матери Божией жизнь среди рода строптивого и развращенного».

Христос «является полным воплощением духовных дарований, будучи, однако, для всех невместимым, кроме Нее… Она – хранилище и обладательница богатства Божества. Она глава и совершение всякой святыни… Ты соделалась хранилищем и сосудом дарований, однако не так, что удерживаешь их в Самой Себе, но так, что всех наполняешь дарами благодати» (св. Григорий Палама). «Представьте, что все, и монахи, и священники, и архиереи, и патриархи, совершают общее служение и моление; более того, все святые рая, весь лик пророков и апостолов, все множество подвижников, мучеников и девственников, все чины блаженных ангелов припадают пред престолом величия Божия, чтобы испросить для нас милость и прощение. Гораздо больше всего этого ходатайства земной и небесной Церкви может одно единственное слово Богоматери». «Если Бог внимает мольбам прочих святых, это – Его милость, потому что Он – Владыка святым; а если внимает молениям Матери Девы, то это Его долг; ибо Он – сын Девы. Богом дан закон, чтобы сын чтил мать; и с тех пор, как Бог восприял плоть от Матери, Он подчинился Своему собственному закону. Так говорит об этом Георгий Никомидийский в словах, обращенных к самой Деве: „Творец, считая Твою славу Своей собственной, как бы уплачивая долг, исполняет Твои прошения”» (Илия Минятий, еп. Кефалонитский).

Будучи такого неизмеримого значения во всех отношениях, событие успения Богоматери много дает верующим уже одною памятью о нем, праздником в честь его. «Если „честна смерть преподобных” (Пс.115:6) и „память праведнаго с похвалами” (Притч. 10:7), то насколько более – память Святейшей святых, через Которую подается всякое освящение святым» (св. Григорий Палама). «Для благочестиво чтущих Твою память истинно довольно драгоценного дара памятования о Тебе, ибо оно дарует неотъемлемую радость» (преп. Иоанн Дамаскин). «Ныне по плоти Родившая Премудрость предлагает всю Себя как бы уготованную, тайную и небесную трапезу в роскошный пир любомудренно, мысленно приобщающимся Божественного. Она показует из Себя Самой, каков Она храм мудрости и представляет из Себя как бы святую трапезу. Трапеза сия столь велика, что понесла (по смотрению) во чреве своем всецело Хлеб жизни, Самого Господа Иисусу Христа, эту вечную жизнь, Который возводит к новой жизни и соделывает богоподобными священно приходящих к Нему, соделывает бессмертными тех, которые по причастию к Нему и повеленному приобщению поистине усвояются Ему. Вот то, к чему приглашаются любящие и через что стоит та превознесенная и неизреченная жизнь, выше которой нет ничего в видимой твари, через которую по неизреченному смотрению, ради милости и милосердия к людям, Владыка всяческих востхотел снизойти до нашей нищеты и „приобщиться плоти и крови” (Евр. 2:14)» (св. Андрей Критский).

Сказанным, конечно, не исчерпывается внутренняя сторона события и все значение его для нас. «Восхождение Ее обступают облака по видению. (Так и) некая духовная мгла покрывает раскрытие всего в словах о Ней, не позволяя ясно высказать сокрытое понимание таинства» (св. Андрей Критский). «А поскольку не свойственно говорить о том, что выше слов, то любовь к Богоматери должно освящать по преимуществу песнопениями» (св. Григорий Палама)14.

This entry was posted in Новости. Bookmark the permalink.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.