Успение Пресвятой Богородицы

Событие и предание о нем 
профессор Михаил Николаевич Скабалланович

Будучи итогом жизни, смерть у различных людей должна быть так же не одинакова, как непохожи одна на другую их жизнь и они сами. Отсюда самое естественное предположение, что у такой необыкновенной личности, как Пресвятая Дева, с такой исключительной судьбой, и смерть не могла не быть единственной в своем роде. По убеждению Церкви, не только православной, но и католической, кончина Богоматери и была такой, какой не была ни у кого, кроме Нее.

Она не изъята была из закона смерти, как и Сын Ее; но Она, подобно Сыну, восторжествовала над смертью, хотя восторжествовала не так славно, очевидно и самостоятельно, как Он. Воскресение Ее произошло сокровенно и долго даже не было общим предметом веры в Церкви. Ина слава солнцу и ина слава луне.
Вообще, вся жизнь Пресвятой Богородицы проходит в какой-то тайне для христиан. Можно сказать, из святых жизней ни об одной не известно так мало. С приближением же к смерти эта жизнь как бы все более скрывается от глаз окружающих. До IV в. ни у одного из христианских писателей не находится какого-либо указания на судьбу Богоматери по вознесении на небо Ее Сына. Это и не удивительно, если принять во внимание скудость тогдашней христианской письменности и отсутствие поводов говорить об этом предмете. Когда такие поводы даны были ересью Нестория, оказалось, что христианский мир вовсе не осведомлен о жизни и кончине Богоматери, но что в богатой сокровищнице предания, всегда, а особенно тогда составлявшего главный нерв церковной жизни, есть достаточно данных об этом.
По этому преданию (в том виде, какой оно получило окончательно), Богоматерь по воскресении Спасителя жила в Иерусалиме до гонения, воздвигнутого Иродом на Церковь (Деян. 12:1–3); затем переселилась с ап. Иоанном Богословом в Ефес; отсюда Она посетила прав. Лазаря на о.Кипре и Афонскую гору, которую благословила. Незадолго до кончины Своей Она возвратилась на жительство в Иерусалим. Здесь Она часто посещала места, с которыми были связаны важнейшие события в жизни Ее Божественного Сына и особенно последние дни Его на земле: Вифлеем, Голгофу, гроб Христа, Гефсиманию, Елеон. Там она усердно молилась, при чем деревья Елеонской горы одновременно с Ней склоняли верхи свои к земле и выпрямлялись. Здесь иудеи покушались убить Ее, для чего даже поставили стражу у гроба Христова; но она была ослепляема при посещении Богоматерью гроба. Она пребывала в постоянном желании поскорее отойти к Своему Сыну. Во время молитвы Ее на Елеоне за три дня о смерти Ей была возвещена кончина архангелом Гавриилом, который вручил ей райскую светящуюся ветвь – символ победы над смертью и нетления (ср. вход Христа в Иерусалим). Эту ветвь Святая Дева завещала ап. Иоанну нести перед Ее гробом. О дне близкой кончины Ее ап. Иоанн известил ап. Иакова, брата Господня, тогдашнего епископа Иерусалимской Церкви, а последним об этом заблаговременно были оповещены иерусалимские и окрестные христиане. Богородица пересказала собравшимся на Ее погребение слова архангела, показала им райскую ветвь и сделала предсмертные распоряжения. Свое скудное имущество, состоявшее из двух хитонов, она завещала двум бедным вдовам, усердно служившим Ей; похоронить себя Она завещала в Гефсимании между могилами своих праведных родителей и обручника. Во время предсмертных распоряжений Святой Девы послышался шум, напоминавший по силе раскаты грома, и в дом ворвался вихрь: это по велению Божию ангелы восхитили и принесли на облаках расшедшихся по концам вселенной апостолов. Сами апостолы, видя друг друга, выражали изумление необычному собранию. Собраны были не только 12 апостолов, но и 70. Позже других явился ап. Павел. 15 августа Святая Дева возлежала на одре, усыпанном цветами, ожидая пришествия Своего Сына. Вдруг воссиял несказанный свет, помрачивший светильники; кровля горницы открылась и вошел Сам Христос с тьмами ангелов, со святыми праотцами и пророками. Она обратилась к Сыну со словами: «Величит душа моя…», «Готово сердце мое, Боже, готово сердце мое» (Пс.56:8) и просила Его благословить чтущих Ее память. Богородица просила также защитить Ее от темной сатанинской силы, т.е. от воздушных мытарств. Затем Богоматерь безболезненно предала душу в руки Господа, и тотчас раздалось ангельское пение, в котором часто повторялись слова благовещенского приветствия: «Радуйся, Благодатная, Господь с Тобою!» (Лк. 1:28). Апостолы провожали очами уносимую Господом душу Богородицы. От благоухающего тела Ее больные получали исцеление. Началось торжественное перенесение тела Ее со свечами и кадилами руками апостолов из Иерусалима в Гефсиманию с пением псалмов (в частности Пс. 113 с припевом «аллилуиа») и молитв. Над одром появился облачный круг в виде венца, озаренный сиянием. Этот венец плыл за процессией до самого места погребения, при чем раздавалось немолчное пение ангелов. За процессией, дивясь ей, шли иудеи, не веровавшие в Христа. Узнав об этом, архиереи и книжники пришли в ярость и послали слуг и воинов разогнать процессию, убить учеников Христа и сжечь тело Богоматери. Когда преследователи начали настигать процессию, облачный венец спустился на землю и, как стеною, окружил процессию. Преследователи слышали пение, но ничего не видели за облаком. К тому же парившие ангелы поразили их слепотою: одни разбивали головы о городские стены, другие искали проводников. Встретившийся иудейский священник Афоний (по иным – Иефоний, по другим – Софония), коснувшийся одра, чтобы опрокинуть его, чудесно наказан отсечением рук, которые повисли на одре, но после раскаяния получил исцеление. Получили исцеление и ослепшие после раскаяния. Положив тело Богоматери в гроб, апостолы пробыли при гробе трое суток и воспевали днем и ночью псалмы. И все это время в воздухе слышалось пение небесных сил. Затем для опоздавшего ап. Фомы открыта была гробница: тела Богоматери там не оказалось. Но в этот же день, после вечерней трапезы, апостолы услышали ангельское пение и увидели в воздухе стоящую Богоматерь, сияющую и окруженную ангелами. Они невольно, вместо «Господи Иисусе Христе, помогай нам», воскликнули: «Пресвятая Богородица, помогай нам!» После этого апостолы опять на облаках возвратились в те места, откуда были взяты.
Сказание о смерти Богоматери, конечно, не может притязать на такую степень достоверности, как евангельские повествования, будучи, как дальше увидим, значительно позднее их и не принадлежа к боговдохновенным писателям. Но в общем сказание это рисует кончину Богоматери достойно своего предмета и не заключает чего-либо противного духу христианства (в чем повинны иногда бывают так называемые благочестивые предания). В сказании немало чудесного элемента, но, по взгляду богословия, это требовалось самим достоинством Богоматери: «слава Твоя боголепная, богоподобными сияющи чудесы». И само по себе чудо не может подрывать достоверности какого-либо сказания (иначе пришлось бы оспаривать многие страницы Библии). Нужно только, чтобы чудо носило характер библейских чудес. А с такой точки зрения едва ли можно поставить упрек сказанию об Успении. Собрание апостолов к одру умирающей Богоматери представляется по аналогии с тем сверхъестественным перемещением, которое испытывал иногда пророк Иезекииль (Иез.3:14, 15), испытал и Филипп по крещении евнуха (Деян. 8:39–40, ср. Дан. 14:34–36). Кара дерзкого иудея не противоречит христианской любви, так как, по сказанию, пострадавший тотчас же был исцелен. Сказание является выражением православного взгляда на лицо Пресвятой Богородицы, в частности – на образ кончины Ее и предупреждением против возможных заблуждений на этот счет. Римо-Каталическая Церковь склонна совершенно отрицать телесную смерть Богоматери, исходя из своего взгляда на Нее как на совершенно изъятую от скверны прародительского греха. После провозглашения догмата о непорочном зачатии Пресвятой Девы ревностные католики стали выражать желание о возведении на степень догмата и учения о телесном вознесении Богоматери на небо. Фрейбургский католический конгресс в 1902 г. поставил просить об этом папу. А аббат Минь еще раньше открытым письмом просил папу Пия IX очистить богослужение на праздник Успения от всего того, что указывает на смерть Пресвятой Девы1. Сказание об Успении и важно тем, что констатирует телесную смерть Богоматери вопреки последнему мнению и лежащей в нем догматической тенденции. «Аще и непостижный Сея Плод, имже небеса быша, погребение прият волею, яко мертв, како погребения отвержется неискусомужно Рождшая?» – поучает одна песнь св. Дамаскина на праздник2. Сказание хотя и допускает оживление тела Богоматери, но такое, какое имело место и в других случаях воскрешения мертвых, и этим кладет резкую грань между воскресением Спасителя и Его Матери3. По учению св. Иоанна Дамаскина, смерть Богоматери, хотя, подобно рождению, была безболезненная (какая возможна и для обыкновенного человека), но называется только θάνατος ζωτικός (жизненная), ζωηφόρος (живоносная), в отличие от смерти Христовой, которая у него называется θάνατος ζωοποιός (животворящая)4. И в Римской Церкви Успение Богоматери называется assumptio (взятие, т.е. на небо), ascensio (вознесение).
Не приписывая Богоматери той чести, какая подобает и в смерти одному лишь Богочеловеку, сказание о Ее кончине в то же время отдает все должное высокому Ее достоинству. «Если Енох из мира допотопного, – говорит авторитетнейший русский агиолог, – и пророк Илия из мира подзаконного восхищены на небо с плотию, ужели пречистая плоть Честнейшей херувимов и Славнейшей серафимов предана тлению? Сонмы мучеников и подвижников прославлены нетлением благоухающих мощей, изливающих токи исцелений; телеса многих из них, бывшие безвестными, после немаловременного пребывания в земле, открыты верным видениями и чудесами, а пречистое тело Богоматери, хотя бы и нетленное, где-либо сокрывается в земле, в безвестности! Нет ни в одном углу мира части мощей Богоматери: это потому, что вера в восшествие Ее на небеса с пречистою плотию весьма древняя»5.
Не так легко сказание об Успении Богоматери может выдержать историческую критику. Появляется оно у церковных писателей не с первых веков и не сразу во всех подробностях.
В «Хронике» Евсевия Кесарийского IV в. под 48 годом значится: «Дева Мария, Матерь Христа, вземлется к Сыну на небо, как некоторые пишут, что это им открыто»6. Когда в IV-V веках стала у некоторых писателей проскальзывать мысль о мученической смерти Богоматери (мысль эта могла быть внушена известным предсказанием Симеона Богоприимца Пресвятой Деве: «Тебе Самой душу пройдет оружие», точнее: меч, ῤομφαία)7, другие писатели, на основании древних преданий, оспаривали эту мысль. «Ни буква (Писания), ни история не учат нас тому, что Мария отошла из сей жизни вследствие страданий от телесных язв», – говорит св. Амвросий Медиоланский в толковании на Лк. 2:61. Св. Епифаний Кипрский против еретиков антидикомарианитов, отрицавших девство Богоматери, говорит, что в Писании ничего нельзя найти «о смерти Марии, о том, умерла ли Она или не умерла, погребена ли Она или не погребена; также когда Иоанн направлял путь свой в Азию, то нигде не говорится, взял ли он с собою Святую Деву. Писание просто умолчало об этом… Я не говорю, что Она осталась бессмертною, но не утверждаю и того, что Она умерла» (против ересей, 78, 11). Против еретиков коллиридиан, признавших в Святой Деве богиню, Епифаний говорит, что «Ее смерть возможна, но Она может быть чтима как божественная, подобно другим умершим святым» (78, 23). Для бл. Августина смерть Богоматери – несомненный факт: «Мария от Адама умерла за грех (первородный), Адам умер за грех (свой), Христос же – для уничтожения грехов» (бес. 2 на Пс.78:23). Приблизительно к этому времени (IV-VI вв.) относит ученая критика сочинения, приписываемые Дионисию Ареопагиту; в одном из них, «Об именах Божиих» (гл. 3) о кончине Богоматери Дионисий в письме Тимофею вспоминает, как они с апостолами и еп. (афинским) Иерофеем и «большинством из св. братий наших пришли для созерцания оного живоначального и богоприемного тела, был брат Господень Иаков и верховная глава богословов Петр; и угодно было, чтобы все старейшины святых (т.е. 12 апостолов), каждый сообразно со своими силами, восхвалили бесконечную благость и божественные милости. Насколько помнится, некоторые отрывки тех хвалений я слышал от тебя. Однако эти дела тайные, как недоступные всем и как известные тебе, мы оставляем». Более подробных и точных сведений о событии естественнее всего ждать на месте совершения его, т.е. в Иерусалиме и Иерусалимской Церкви. Так и оказывается. По известию у св. Иоанна Дамаскина (VIII век), ссылающегося на какого то Евфимия, когда благочестивой императрице Пульхерии, супруге императора Маркиана, построившей несколько храмов в Константинополе в честь Пресвятой Богородицы, пришла мысль в одном из них положить самое тело Богоматери, то за советом насчет того, как устроить это и где найти пречистое тело, царица обратилась к тогдашнему патриарху Иерусалимскому Ювеналию. Патриарх ответил ей, что желание ее неосуществимо, так как тело Богоматери, по свидетельству предания, сохранившегося в Иерусалимской Церкви, не оказалось во гробе уже на третий день по смерти Ее. Вместо тела патриарх прислал благочестивой царице погребальные пелены Богоматери, которые царица и положила в одном из построенных ею Храмов – Влахернском (слово на Успение). Григорий Турский († 596 г.) представил8 предание в таком виде: «Когда Мария была при конце Своего поприща земного, собрались по божественному внушению все апостолы из всех стран в Ее дом иерусалимский. Вот тогда явился Иисус со Своими ангелами, взял душу от Нее и передал ее архангелу Михаилу. Апостолы перенесли бездушное тело на следующее утро в гробницу. И пока они там стояли, опять внезапно появился Господь, взял тело в облако и принес его в рай, где душа опять с ним соединилась». Модест, патриарх Иерусалимский († 632 г.), от имени которого имеется древнейшее праздничное слово на Успение, жалуется на то, что об успении Богоматери нет определенных сведений. С VII века становится известно то с именем св. Иоанна Богослова, то с именем Мелитона, епископа – то Сардийского, то Лаодикийского (II в.), «Сказание о успении Св. Богородицы». Слово это «Сакраментарий» папы Геласия (492–496) ред.VII в. считает апокрифическим. Оно содержит пространное предание, но известно было в различных версиях, иногда противоречащих повествованию книги Деяний9. Св. Андрей Критский († ок. 713 г.) в слове на Успение, по-видимому, имеет в виду сказание приблизительно в редакции Григория Турского, когда уподобляет успение Богоматери сну Адама во время создания Евы, – когда говорит, что Богоматерь исполнила закон природы, хотя не так, как мы, и когда отшествие Ее из этого мира сравнивает с «преложением» Еноха и Илии. Песнописцам VIII века – Косме Маюмскому и Иоанну Дамаскину – сказание известно в более пространной редакции.
Вообще издавна существовало несколько сказаний, или преданий о событии, неодинаковых по объему и разнящихся по в подробностях. Так в армянском сказании Моисея Хоренского († 493 г.) не упоминается об облачном путешествии апостолов, об осенении облаком гроба и пении ангелов при погребении; по упомянутому «Сказанию ап. Иоанна», гробница открывается для ап. Варфоломея; умершие ко времени успения Богоматери апостолы Андрей, Филипп, Лука, Симон и Фаддей были возбуждены Духом Святым из гробов («Апокрифические сказания о Божией Матери», Правосл. Обозр. 1873 г., IV, 594).
В «Синаксаре» Великой Константинопольской церкви IX-X вв. под 15 авг. помещено следующее сказание об Успении: «Должно знать, что записанные чудеса при успении пресв. Богородицы, с течением времени искаженные еретиками, отцы пересмотрели, и впоследствии Иоанн, святейший архиепископ Фессалонитский, исследовав их, вредное выбросив, а правильное и душеполезное оставив, описал наиболее точное успение. (Его) история заключает следующее. Когда Владычице нашей Богородице предстояло отойти из этой плотской жизни, за три дня до этого пришел к Ней великий ангел и дал Ей знак награды (βραβει̑ον – собственно, приз на играх). Это была финиковая ветвь, чтобы апостолы держали ее, воспевая (при погребении) о том, что многие чудеса будут через Нее. И пошла Мария на гору; увидя Ее, растения наклонили верхушки и поклонились Ей. Когда вошла Она в дом Свой, потряслось место, и Она помолилась Богу, говоря: «Господи, Ты обещал Мне прийти за душою Моею». Затем приглашает Она родственников Своих и соседей, велит зажечь светильники и оставаться при Ней до третьего дня, в каковые дни Она ободряла и учила их. После этого приходит Иоанн, беседует с Нею с плачем; войдя с ним в Свою кладовую (ταμει̑ον), Она, при пении совне дев, показала ему (приготовленное для) погребения Своего и велела двум вдовам дать два хитона Свои, показав ему и тот знак награды; без апостолов богослов не хотел взять его. С происшедшим громом были опущены к дверям апостолы и, приветствовав друг друга, помолились; и было открыто им, что ввиду успения Матери Господней собраны они. Войдя к Ней, они благословили Ее, и Она прославила их, и воспели рожденного от Нее Господа; Она показала им погребение Свое. Петр, обратившись к предстоящим, учил дев и присутствующих. Утром с восходом солнца Мария вышла из дому и, воздев руки, помолилась. Войдя, Она возлегла на ложе (σκίμπους – кровать на ножках, походная), исполнив домостроительство Свое. Петр сел у изголовья, а Иоанн у ног; апостолы окружили ложе. Часу в третьем был гром и запах благоухания, так что всех объял сон, кроме одних апостолов. И вот предстал Господь с Михаилом архангелом и приветствовал апостолов. Пресвятая, увидев, прославила Его, что Он исполнил обещание, и так предала блаженную душу Свою, с улыбкой и восторгом на лице. Взяв святую душу Ее, Господь передал Ее на руки Михаилу, облекши ее как бы в оболочку (ἐν δέρρισιν; δέρρις– необработанная кожа), славу которой невозможно изречь; и виднелась честная душа Ее белой, как свет, πєπληρωμένη έν πα̑σι μέλεσι του̑ ἀνθρώπου, χωρìς του̑ ἄρρενος καὶ τη̑ς θηλείας. Погребая Ее, апостолы покрыли знаком победы ложе и пели перед Нею, неся одр. У одного же из священников, который простер руки, чтобы выбросить из одра честные останки Ее, отняло руки у локтей, и он увидел их на одре; после раскаяния его Петр с молитвою приложил к плечам отсеченные руки и они приросли, и он исцелился. Дав ему ветку со знака победы, его послали в Иерусалим возложить ее на ослепших священников, и, кто из них уверовал, исцелились. Апостолы же, похоронив тело, стерегли его три дня; слышен же был до третьего дня голос ангелов поющих. Один же из апостолов опоздал на погребение живоначального тела; когда ему открыли гроб, чтобы и он взглянул на святое тело и поклонился ему, то его там не нашли. Ибо его преставил Христос, родившийся из Нее без семени по плоти, как Он один знает»10.
В более пространной по местам, но и более очищенной редакции имеет сказание о событии Синаксарь нынешней греческой Минеи и Пролог (см. ниже). Никифор Каллист (XIV в.) в своей Истории (II, 21–23) и Четьи-Минеи имеют сказание в предпосланной обширной редакции.

* * *

1 Булгаков А.И. Предположение о принятии еще одного догмата в р.-католическую догматику. Труды Киевской духовной академии,1903, X, 155.
2Канон 2, песнь 4, тропарь 2.
3Несправедливо А.И. Булгаков (в указанной статье) усматривал в некоторых православных песнопениях на Успение веру в непричастность Богоматери телесной смерти. Приводимые им в доказательство этого места (последняя стихира на Господи воззвах, 1-я на литии, припев: «Ангели успение Пречистыя зряще увидишася, како Дева восходит от земли на небо» и 9 ирмос канона: «Побеждаются естества уставы») говорят о воскрешении Богоматери, а не о совершенном изъятии Ее от смерти.
4 Булгаков, 154.
5 Сергий, архиеп. Полный месяцеслов Востока, Владимир, 1901, стр. 325. О достоверности предания см. полемику: прот. С. Остроумова «Еще о мнениях в области богословия», «Отдых христианина» 1915, 1, 844–862; архиеп. Никона«Церковные предания и митрополит Филарет об Успении Богоматери», Церковные ведомости, 1916, №25.
6Год кончины Богоматери другими источниками указывается иначе. Ипполит Римский – 43 г. по Р.Х.; Епифаний Кипрский относит ее к 25 году по вознесении Спасителя (т.е. 58 г. по Р.Х.); слово на Успение, приписываемое Мелитону Сардийскому – к 22 г. по вознесении, т.е. 55 г. по Р.Х.; Никифор Каллист – 44 г. по Р.Х. (Сергий, архиеп., Полный месяцеслов Востока, Владимир 1901 г. Примеч. под 15 авг. и др.).
7Неосновательно хотели видеть такую мысль у Оригена в его гомилии на это место у ев. Луки. Под мечем, пронзившим душу Пресв. Марии, Ориген разумеет сомнения, обуревавшие Ее при кресте. Объяснение Симеонова предсказания в смысле мученичества Богоматери из церковных писателей встречаем только в слове, приписываемом Тимофею, пресвитеру Иерусалимскому, V в. (Florentinii Martyrol. Hieron. 266. – Сергий, архиеп., цит.соч., там же).
8В соч. De Gloria martyrum, I, 4.
9Издано Тишендорфом. Sheeben. Handbuch der katholischen Dogmatic, 313, S. 573. Булгаков А.И. Предположение о принятии еще одного догмата в р.-католическую догматику. Труды Киевск. дух. акад. 1903, Х,156.
10 Дмитриевский А., проф. Описание литургических рукописей. Киев, 1895.
This entry was posted in Новости. Bookmark the permalink.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.