ПРЕОБРАЖЕНИЕ ГОСПОДНЕ

«Есть некоторые из стоящих здесь, которые не вкусят смерти, как уже увидят Сына Человеческого, грядущего в Царствии Своем». «По прошествии дней шести, взял Иисус Петра, Иакова и Иоанна, брата его, и возвел их на гору высокую одних, и преобразился пред ними: и просияло лице Его, как солнце, одежды же Его сделались белыми, как свет» (Мф. 16, 28; 17, 1–2)

О тех самых сказал, что не вкусят смерти, прежде чем не увидят образа пришествия Его, которых возвел на гору и которым показал, каким образом Он придет в Последний День в Славе Своего Божества и в Теле Своего Человечества. Возвел же их на гору, чтобы показать им, кто Сын и Чей Сын. Ибо когда спросил их: «За кого люди почитают Меня, Сына Человеческого?», они отвечали ему: «За Илию, а иные за Иеремию, или за одного из пророков» (Мф. 16, 13–14). Поэтому возводит их на гору и показывает им, что Он не Илия, но Бог Илии, и также не Иеремия, но освятивший Иеремию во чреве матери, и не один из пророков, но Господь пророков, пославший их. Показывает им, что Он – Творец неба и земли, что Он – Господь живых и мертвых, потому что повелел небу и низвел Илию, дал мановение земле и воскресил Моисея. Источник.

Возвел их на гору, чтобы показать им Славу Божества и дать им знать, что Он – Искупитель Израиля, как объявил через пророков, и чтобы не соблазнились о Нем, видя Его вольное страдание, какое Он должен был претерпеть за нас по человечеству. Ибо знали Его как человека и не разумели, что Он – Бог. Знали Его как Сына Марии, как человека, жившего с ними в мире. И на горе дал им понять, что Он – Сын Божий и Бог. Видели, Что Он ел и пил, утомлялся и отдыхал, дремал и засыпал, приходил в страх и проливал пот, – все же это было признаками человеческого естества Его. И потому возводит их на гору, чтобы Отец провозгласил Его Сыном и показал им, что действительно Он – Сын Божий и Бог.

Возвел их на гору и показал им Царство Свое прежде Своих страданий, силу Свою прежде смерти Своей, и Славу Свою прежде поругания Своего, и честь Свою прежде бесчестия Своего, чтобы, когда будет взят и распят иудеями, знали они, что распят не по немощи, но по благоизволению Своему, добровольно, во спасение мира. Возвел их на гору и показал им Славу Божества Своего прежде Воскресения, чтобы, когда восстанет из мертвых в Славе Божественного естества Своего, узнали они, что не за труд Свой принял Он эту славу, но что прежде веков принадлежала Ему Слава с Отцом и у Отца, как сказал Он, исходя на вольное страдание: «Прославь Меня Ты, Отче, у Тебя Самого славою, которую Я имел у Тебя, прежде бытия мира» (Ин. 17, 5).

Итак, эту Славу Божества Своего, невидимую и сокровенную в человечестве. Он показал апостолам на горе. Ибо видели лицо Его блистающим, подобно молнии, и одежды Его белыми, как свет. Два солнца увидели ученики: одно – обыкновенное, на небе, видимое и озаряющее мир, другое – им одним являющее лицо Свое. Одежды же Свои показал белыми, как свет, потому что и все Тело Его излучало Славу Божества Его, и во всех членах Его сиял Его Свет. Не как у Моисея, не одна внешность плоти Его просияла благолепием, но из Него изливалась слава Божества Его, из Него восходил Свет Его и в нем сосредоточивался, не переходил от Него на что-либо другое; оставляя Его, и не был для Него заимствованным. Но не всю бездонность славы Своей показал им, а в какой мере могли вместить зеницы очей их.

«И вот, явились им Моисей и Илия, с Ним беседующие» (Мф. 17, 3). Беседа их с Ним была следующая: свидетельствовали Ему благодарение, что пришествием Его исполнились слова их и всех пророков. Воздавали Ему поклонение за спасение мира, то есть человеческого рода, и за то, что на деле исполнил тайну, которую они описывали. Источник.

В этом восшествии на гору была радость пророкам и апостолам. Радовались пророки, увидев Его человечество, которого не знали; радовались апостолы, увидев Славу Его Божества, которого не понимали. И, услышав глас Отца, свидетельствующий о Сыне, познали из этого Его вочеловечение, которое было для них неясно. А вместе с гласом Отца уверяла их в этом явившаяся Слава Тела Его от неизменно и неслиянно соединенного с ним Божества. И запечатлелось свидетельство троих гласом Отца, также и Моисеем и Илией, которые предстояли Ему, как рабы. Источник.

И взирали друг на друга: пророки – на апостолов, апостолы – на пророков. Увидели там друг друга: вожди Завета Ветхого – вождей Завета Нового. Святой Моисей увидел освященного Симона. Домоприставник Отца увидел приставника Сына: один рассек море, чтобы народ прошел среди волн, другой хотел поставить кущу, чтобы создать Церковь. Девственник Ветхого Завета увидел девственника Завета Нового, Илия – Иоанна, вошедший на огненную колесницу – припавшего к груди Пламени. Так гора стала образом Церкви, и Иисус соединил в ней два Завета, какие приняла Церковь, и дал нам разуметь, что Он Сам Податель обоих Заветов: один принял тайны Его, а другой явил славу дел Его. Источник.

Петр сказал: «Господи! хорошо нам здесь быть» (Мф. 17, 4). Что говоришь ты, Симон? Если здесь останемся, кто исполнит слово пророков? Кто запечатлеет вещания проповедников? Кто совершит таинства праведных? Если здесь останемся, на ком исполнятся слова: «Пронзили руки мои и ноги мои» (Пс. 21, 17)? К кому будет относиться сказанное: Делят ризы мои между собою, и об одежде моей бросают жребий» (Пс. 21, 19)? С кем сбудется это: «Дали мне в пищу желчь, и в жажде моей напоили меня уксусом» (Пс. 68, 22)? К кому отнести это: «Между мертвыми брошенный» (Пс. 87, б)? Если здесь останемся, кто раздерет рукописание Адамово? Кто оплатит долг его? Кто обновит на нем одеяние славы? Если здесь останемся, как будет все то, что сказал я тебе? Как созиждется Церковь? Как получишь от Меня ключи Царства Небесного? Кого будешь вязать? Кого будешь разрешать? Если здесь останемся, без исполнения останется все сказанное пророками.

Еще сказал Петр: «Сделаем здесь три кущи: Тебе одну, и Моисею одну, и одну Илии» (Мф. 17, 4). Симон послан созидать Церковь в мире, и вот творит кущи на горе, потому что все еще как на человека смотрит на Иисуса и ставит Его в ряд с Моисеем и Илией. И Господь тотчас показал ему, что не имеет нужды в его куще, потому что Он отцам его в пустыне в продолжение сорока лет творил сень облачную. Ибо «когда он еще говорил, се, облако светлое осенило их». Видишь, Симон, сень, у строенную без труда, сень, которая преграждает зной и не производит тени, сень, которая молниеносна и светла.

Когда ученики дивились, был услышан из облака глас Отца: «Сей есть Сын Мой Возлюбленный, в Котором Мое благоволение; Его слушайте» (Мф. 17, 5). После гласа от Отца Моисей возвратился в свое место, и Илия возвратился в свою область, и апостолы пали лицом на землю, и Иисус остался один, потому что на Нем одном исполнился этот глас. Бежали пророки, пали на землю апостолы, ибо не на них исполнился глас Отца, свидетельствующий: «Сей есть Сын Мой Возлюбленный, в Котором Мое благоволение; Его слушайте». Отец учил их, что Домостроительство Моисееве исполнено, и они должны слушать Сына, потому что Моисей, как раб, говорил, что было повелено, и проповедовал, что было ему сказано. Так же говорили и пророки, пока не пришел Примиритель (Быт. 49, 10), то есть Иисус, Который есть Сын, а не домочадец. Господь, а не раб, Властитель, а не подвластный. Законодатель, а не подчиненный Закону.

По Божескому естеству «Сей есть Сын Мой Возлюбленный». Что было еще неясно для апостолов, то Отец открыл им на горе. Сущий провозвещает Сущего, Отец объявляет Сына. При этом гласе апостолы пали лицом на землю, потому что страшный это был гром, и от Его гласа поколебалась земля, и они пали на землю. Глас показал им, что близок Отец, и Сын воззвал их Своим гласом и воздвиг их. Как глас Отца поверг их, так воздвиг их глас Сына силою Божества Своего, которое вселилось в самой плоти Его и неизменно соединено с нею; почему Божество и плоть пребывают в одной Ипостаси и в одном Лице нераздельно и неслиянно. Не как Моисей благолепен был по внешности, но как Бог сиял славою. У Моисея поверхность лица его покрыта была благолепием, а Иисус во всем Своем Теле, как солнце лучами своими, сиял Славою Божества Своего.

И Отец воззвал: «Сей есть Сын Мой Возлюбленный, в Котором Мое благоволение; Его слушайте», воззвал о Сыне, не отлученном от Славы Божества. Ибо Отец и Сын со Святым Духом – одно естество, одна сила, одна сущность и одно Царство. И к одному вещал под невысоким именем, но в страшной Славе. И Мария назвала Его Сыном, по человеческому Телу не отлученного от Славы Его Божества. Ибо один Бог, явившийся миру в Теле. Слава Его возвещала о Божеском естестве, которое от Отца, и Тело Его возвещало о человеческом естестве, которое от Марии; оба же естества сошлись и соединились в одной Ипостаси. Единственный от Отца – единородный и от Марии. И кто разделяет в Нем естества, тот отделен будет от Царства Его; и кто сливает их, тот лишен будет жизни Его. Кто отрицает, что Мария родила Бога, тот не увидит Славы Божества Его; и кто отрицает, что он носил безгрешную плоть, тот не получит спасения и жизни, даруемой через Тело Его. Самые дела свидетельствуют и Божеские силы Его научают рассудительных, что Он – истинный Бог. А страдания Его показывают, что Он – истинный человек. Источник.

После того как Отец воззвал с неба: «Сей есть Сын Мой Возлюбленный… Его слушайте», приняла это Святая Божия Вселенская Церковь. Во имя этой Святой Троицы крестит она в Жизнь Вечную, Ее святит равночестием, Ей непогрешимо поклоняется, Ее исповедует и прославляет. Этой Триипостасной Единице – Отцу и Сыну и Святому Духу – подобают слава, благодарение, честь, держава, величие ныне и всегда и во веки веков! Преподобный Ефрем Сирин (116, 49–52). Источник.

Почему Иисус Христос призывает в свидетели Своего Преображения Моисея и Илию? По многим причинам. Во-первых, поскольку некоторые из народа думали видеть в Нем Илию, другие Иеремию или одного из древних пророков, то Он призывает Моисея и Илию, начальнейших из пророков, чтобы этим показать и безмерное расстояние рабов от Господа, и все достоинство веры апостола Петра, который исповедал Его Сыном Божиим.

Далее, так как иудеи не переставали обличать Его в мнимом нарушении Закона: считали Его богохульником и что Он присвоил Себе славу Отчую; чтобы показать, что они из зависти клеветали на Него и что Он не виновен ни в том, ни в другом, то есть не нарушает Закон и не присваивает не принадлежащей Себе славы, говоря, что Он равен Отцу, – Иисус Христос призывает Моисея и Илию как обличителей клеветы. Ибо Моисей, давший Закон, не потерпел бы нарушителя его и не поклонялся бы врагу и противнику его. А Илия, пламеневший ревностью по славе Божией, не предстоял бы пред Тем, Который выставлял Себя равным Богу, если бы Он действительно не был таким и присвоил Себе не принадлежавшее Ему.

Добавим, что, призывая Моисея и Илию в свидетели Своего Преображения – первого, вкусившего смерть, а последнего, не приобщившегося ей, Иисус Христос хотел показать этим, что Он есть верховный Владыка жизни и смерти, вышних и преисподних. Четвертой причины касается сам евангелист: чтобы показать славу Креста, утешить и возвысить умы как Петра, так и прочих учеников, боявшихся предстоящего страдания. Ибо явившиеся пророки не безмолвствовали, но говорили о славе, которую Он намерен был явить в Иерусалиме, то есть о страдании и Кресте, потому что они всегда называются славою. Наконец, самая добродетель явившихся мужей, которой Он преимущественно требовал от учеников, была причиной их избрания. Так как Иисус Христос всегда учил: «кто хочет идти за Мною, отвергнись себя, и возьми крест свой, и следуй за Мною» (Мф. 16, 24), то Он и теперь изводит тех, которые тысячу раз готовы были умереть за славу Божию и за вверенный им народ… Что же при этом пламенный Петр? Говорит: «хорошо нам здесь быть» (Мф. 17, 4). Прежде он слышал, что Иисус должен идти в Иерусалим и пострадать; и боясь и трепеща за Него, но после сделанного ему упрека не смея приступить и повторить по-прежнему: «будь милостив к Себе, Господи! да не будет этого с Тобою!» (Мф. 16, 22), но, от страха, ту же самую мысль выражает в других, уже не столь ясных словах. Находясь на горе в пустыне, он подумал, что самое место доставляет безопасность. И не только надеялся на эту безопасность, но и думал, что Иисус уже не сойдет в Иерусалим, где, по Его словам. Он должен был пострадать от архиереев и книжников. Но не осмелившись сказать этого прямо, а между тем, желая, чтобы это было так, Петр без всякого опасения сказал: «Хорошо нам здесь быть»: здесь находятся Моисей и Илия – Илия, низведший огонь с неба на гору, Моисей, вошедший во мрак и беседовавший с Богом. Итак, «если хочешь, сделаем здесь три кущи» (Мф. 17, 4). Видишь ли, как пламенно Петр любил Христа? Не смотри на то, что предложение его необдуманно, но рассуди, как сжигала его любовь ко Христу.

Что же далее? Ни Сам Иисус Христос не говорит ничего, ни Моисей, ни Илия, но больший всех и более всех достойный веры Отец говорит из облака. Ибо так всегда является Бог: «Облако и мрак окрест Его» (Пс. 96, 2); и еще: «Делаешь облака Твоею колесницею» (Пс. 103, 3). Поэтому, для уверения учеников, что голос этот – голос Самого Бога, является облако, и притом светлое. «Когда он (Петр) еще говорил, се, облако светлое осенило их; и се, глас из облака глаголющий: Сей есть Сын Мой Возлюбленный, в Котором Мое благоволение; Его слушайте» (Мф. 17, 5). Когда Бог угрожает, то является мрачное облако, например, на Синае «Моисей вступил в средину облака» и «восходил… дым, как дым из печи» (Исх. 24, 18; 19, 18). Здесь же является светлое облако, потому что Он имел намерение не устрашить, а научить. Поэтому там курение и дым, как из печи, здесь же неизреченный свет и глас. Потом пророки удаляются, чтобы показать, что не просто говорится об одном из трех, но именно о Христе. Почему же облако осенило не одного только Христа, но всех? Если бы оно осенило одного Христа, то можно было бы подумать, что глас исходил от Самого Христа. Поэтому-то евангелист, предотвращая это, говорит, что глас был из облака, то есть от Бога. Что же говорил Он? «Сей есть Сын Мой Возлюбленный, в Котором Мое благоволение» (Мф. 17, 5). Если же Иисус есть Сын Возлюбленный, то не бойся, Петр. Ибо если Отец всемогущ, как и действительно, то и Сын всемогущ; рассуди, что Он не только есть Сын, но и Сын Возлюбленный. Кто же погубит Того, Кого любит? Итак, не смущайся, Петр! Хотя бы любовь твоя к Нему была безмерна, но ты не любишь Его так, как любит Родивший Его, Который о Нем благоволит и любит Его не потому только, что родил Его, но потому, что Он равен Ему во всем и имеет одну с Ним волю и в Нем все Его благоволение, или, что то же, – покой и услаждение. «Его слушайте» (Мф. 17, 5) так, что если бы Он захотел быть распятым на Кресте, ты, Петр, этому не противься!

«И, услышав, ученики пали на лица свои и очень испугались. Но Иисус, приступив, коснулся их и сказал: встаньте и не бойтесь» (Мф. 17, 6–7). Отчего они были так поражены, услышав глас Отчий? Причинами этого были уединение и высота места, глубокое молчание, страшное Преображение, необычайный Свет, простертое облако – все это не могло не повергнуть их в сильный трепет. Но чтобы страх, слишком долго действуя, не лишил их памяти. Он тотчас рассеивает его и предстает очам их один, заповедуя им не открывать это никому до тех пор, пока Он восстанет из мертвых. Ибо чем более стали бы рассказывать о Нем чудесного, тем труднее было бы тогда верить этому; притом соблазн о Кресте от этого еще более увеличился бы. Нужно было дать

пройти времени, а после ученики, исполненные Духа, в знамениях находили голос, содействовавший им. Все, что они после говорили, достойно было веры, ибо дела громче всякой трубы провозвещали Его могущество, и события не возбуждали уже никакого соблазна. Святитель Иоанн Златоуст (116, 53–55).

В Преображение глас с Неба не другое что изрек, как «Его слушайте» (Мф. 17, 5). Отчего так? Оттого, что здесь, перед глазами был представлен и плод послушания. Отец Небесный говорил как бы: хотите достичь этого? Слушайте же, что Он будет внушать и заповедовать вам. И если пойдете путем Его, то несомненно вступите в область света, который будет обнимать вас не извне, а исходить изнутри и всегда держать вас в таком состоянии, что все кости ваши будут изрекать: «Хорошо нам здесь быть» (Мф. 17, 4). Вас преисполнит свет отрады, свет благонастроения, свет ведения; все печали пройдут мимо, нестроения страстей исчезнут, ложь и заблуждения рассеются. Станете на земле небесными, из земнородных – богородными, из бренных – вечноблаженными. Тогда все будет ваше, потому что вы сами станете Христовыми. Любящий Христа Господа возлюблен бывает Отцом Небесным, и оба к Нему приходят и обитель у Него творят. Вот и свет Преображения! Святитель Феофан Затворник (107, 256–257).

This entry was posted in Новости. Bookmark the permalink.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.